“Сейчас доминируют хорошо просматриваемые пространства” Автор: Сергей Голубев

В феврале этого года бывший депутат Госдумы Виктор Алкснис и бывший директор сельской школы Александр Поносов создали общественную организацию для содействия распространению и внедрению свободного программного обеспечения (СПО). Она получила название ЦеСТ — Центр свободных технологий. По замыслу организаторов, ЦеСТ должен заниматься популяризацией идей СПО, пропагандой его преимуществ, содействием внедрению этого ПО во всех сферах общественной, политической и экономической жизни РФ, противодействием монополизму, сложившемуся на российском рынке программного обеспечения, а также оказывать помощь людям, несправедливо обвиненным в компьютерном пиратстве. В настоящее время ЦеСТ принимает активное участие в пилотном проекте по переходу российских школ на СПО. В частности, организация выступила инициатором творческого конкурса “Код свободы“ среди учителей общеобразовательных учреждений РФ. На вопросы нашего обозревателя Сергея Голубева отвечает председатель Центра свободных технологий Виктор Алкснис.

PC Week: Вы много говорите о потенциальной опасности закрытых программ и как один из аргументов используете гипотезу о вероятности встраивания в них так называемых “закладок”. Согласитесь, обвинение крайне серьезное. Не получили ли вы хотя бы какой-то ответ на эту критику от Microsoft или иной компании?

Виктор Алкснис: Нет, что, кстати, меня крайне удивляет. Ведь как бы там ни было, но все эти разговоры отрицательно сказываются на репутации разработчиков. Похоже, Microsoft избрала такую тактику защиты: чтобы не привлекать внимания общественности к некоторым вопросам, лучше всего их попросту игнорировать. Важно понимать, что утверждения о возможном наличии программных “закладок” в системах производства Microsoft взяты не с потолка, а основываются на реальных фактах. Вспомним, как в августе прошлого года стало известно о странном обновлении Windows XP, когда без санкции пользователей на компьютеры было установлено несколько файлов. Причем представители компании признали, что так оно и было. И надо сказать, что Microsoft ловят за руку не в первый раз. Лет девять назад в системе были обнаружены “черные ходы”, как считают специалисты, специально сделанные по просьбе спецслужб США. Об этом, в частности, говорилось на конференции «Успехи криптографии -- "Crypto '99», проходившей в Санта-Барбаре в 1999 году. Тогда представители корпорации тоже была вынуждены согласиться со справедливостью этих обвинений. Обратите внимание, что в обоих случаях речь идет не о взломе системы третьими лицами, а о сознательных действиях разработчиков. О которых, кстати, известно стало не из пресс-релизов самой компании, из чего можно сделать вывод, что Microsoft, очевидно, желала скрыть эту информацию от потребителя. И вовсе не факт, что независимым экспертам удалось выявить все “закладки” и “потайные ходы”. Я специально консультировался с ведущими специалистами ФСБ по вопросам информационной безопасности. Они также говорят о возможном наличии программных “закладок”. Microsoft же молчит. Отдельные факты она вроде бы и признает, но от комментариев или объяснений предпочитает воздерживаться.

PC Week: А вы полагаете, что в данном случае возможны какие-то разумные объяснения? Есть ли аргументы в пользу того, что исходные тексты программ должны быть закрытыми?

В. А: Полагаю, что нет. Я специально изучал этот вопрос и нигде не нашел внятных конкретных доводов в пользу закрытого исходного кода. Есть только какие-то отрывочные полунамеки. Например, почему-то считается, что подобные меры препятствуют плагиату. Но ведь это работает с точностью до наоборот. Закрытый код удобен для того, чтобы скрыть в нем использование чужих запатентованных решений. А для защиты своих он как-то мало подходит: чтобы заявить о своем праве на что-то, для начала следует указать, на что именно, иначе разговор получается беспредметным. Еще часто говорят, что закрытой исходный код не дает развернуться так называемым компьютерным пиратам. Но результат опять же свидетельствует о прямо противоположном: найти нелегальную копию практически любой проприетарной программы можно буквально за несколько минут. Не выдерживают никакой критики и заявления о том, что открытие текстов программ разрушит софтверный бизнес. У Red Hat не разрушает, у ALT Linux не разрушает, а у остальных -- непременно разрушит. Они что, особенные какие-то? То есть открытый код бизнесу не опасен. Он только препятствует получению сверхприбылей и образованию монополий. Показательный пример — ситуация с драйверами для некоторых принтеров Canon. Насколько мне известно, для ряда своих продуктов этот производитель зачастую не желает поддерживать Linux. Таким образом пользователя явно подталкивают к покупке Windows. А ведь подобная политика дает все основания подозревать фирмы в сговоре. Тем более, что разумного объяснения такому поведению мы не видим. Хочу обратить ваше внимание еще на одно несоответствие. Коль корпорации решили защищать свои права таким странным и нелогичным способом, то законодателю следовало бы отойти в сторону. Мол, если компании закрыли свои продукты с целью победить компьютерных пиратов, то не может быть и речи об ответственности конечного пользователя за эксплуатацию контрафактного ПО. Разве потребитель виноват в том, что правообладатели сами не знают, чего хотят и как этого добиться? Нужен диалог, в результате которого возможно достижение некоего компромисса. Но как прикажете его вести, если самая крупная софтверная компания банально игнорирует вопросы пользователей?

PC Week: А что может дать России переход на СПО с точки зрения информационной безопасности? Ведь из самого факта миграции вовсе не вытекает, что центры разработки будут перемещаться в нашу страну. Программы как были “ненашими”, так ими и останутся.

В. А.: Вообще-то говорить о национальной принадлежности Linux — это уже слишком. Свободное ПО не принадлежит ни одной компании и ни одной стране. Что касается безопасности открытых решений, то ядро Linux, например, уже исследовали и проверяли очень много и основательно. Причем я убежден, что в данном процессе принимали участие не только поклонники этой системы, но и ее противники, которым нет никакого смысла скрывать обнаруженные недочеты. Так что если бы там были найдены какие-то “закладки”, то об этом стало бы известно всем. Хотя я не исключаю того, что наши спецслужбы, после того как в России появится собственная “государственная ОС”, могут попросить разработчиков встроить в нее некоторые подобные элементы. Но выявлено это будет очень быстро. Кстати, тут напрашивается довольно прозрачная аналогия. Вспомните, как еще совсем недавно выглядели общественные места. Урны, закуточки, какие-то ящички... Но угроза терроризма заставила пересмотреть эти решения. Сейчас доминируют хорошо просматриваемые пространства, где сложно что-то спрятать. То есть чем более открыта конструкция, тем проще в ней обнаружить то, чего там быть не должно.

PC Week: Вы упомянули о “государственной ОС”. Как вы думаете, если в России начнется массовый переход на Linux, кто будет играть в этом процессе доминирующую роль — государство или бизнес?

В. А.: Конечно, государство. Бизнес будет частично переходить на СПО, только если новые программные решения потребуют от него радикального обновления машинного парка, что связано с серьезными дополнительными расходами. Например, как при вынужденном отказе от Windows XP в случае перехода на Windows Vista.

PC Week: Вам не кажется это странным? На Западе именно частные компании активно способствуют продвижению открытых решений. Например, финансируют разработку ядра Linux. Вот бы представителям нашего бизнеса вместо того, чтобы постоянно зависеть от производителей проприетарного ПО, как-то скинуться хотя бы на создание свободных бизнес-приложений и потом пользоваться ими. Как вы думаете, почему этого не делается?

В. А.: Я полагаю, что следует говорить об определенном недоверии. Люди, владеющие деньгами, не желают вкладываться в высокотехнологичные проекты. Это ведь так называемые долгие деньги. Дать их надо сегодня, а отдачи ждать придется несколько лет. Причем не зная, что из этого реально получится. Вторая причина — фактическое отсутствие масштабной популяризации и пропаганды СПО в нашей стране. Опыт ЦеСТа показывает, что многие пользователи не имеют никакого представления об альтернативных решениях. Которые, кстати, вполне способны удовлетворить их потребности. Взять хотя бы известный пакет MS Office. Большинство людей используют его возможности примерно на четверть. И не знают, что есть свободные программы, которые в состоянии его заменить в объеме требуемой функциональности. Их можно применять совершенно бесплатно, получая на выходе тот же самый результат. В этой связи ЦеСТ видит своей основной задачей пропаганду свободных решений в форме, доступной обычному пользователю. Надо формировать спрос, а предложение не заставит себя долго ждать. Ведь еще буквально пару лет назад серьезный отечественный бизнес практически вообще не интересовался открытыми решениями. Сейчас картина радикально другая. Разработчик почувствовал, что программы под Linux становятся все более востребованными. Я беседовал по этому поводу с некоторыми аналитиками. Они утверждают, что в течение ближайшего десятилетия мы придем к тому, что примерно 30% компьютеров в России будут работать под управлением Linux. А это очень серьезное основание для бизнеса начать финансирование некоторых открытых проектов.

PC Week: В некотором смысле лагерь сторонников СПО раскололся на две части. Для одних Linux — это основа будущей государственной ОС, для других — интеграция с мировым сообществом. Сильны ли тут, на ваш взгляд, противоречия?

В. А.: Раскол, безусловно, имеется. Я это ощущаю на себе, когда ярые “линуксоиды” критикуют ЦеСТ за то, что мы якобы не прониклись идеалами свободы, демократии и проч. Мне представляется, что для некоторых пользователей Linux эта система является чем-то вроде религии. А сами они становятся похожими на сектантов. Я же — обычный пользователь. При всем моем уважении к чужим религиозным убеждениям я прежде всего обращаю внимание на сугубо потребительские свойства программного продукта — устойчивость, безопасность... цену в конце концов. Вспоминая старый анекдот, я хочу сказать, что большинству людей надо не “шашечки”, а ехать. Характерный пример — визит г-на Столлмана в Россию. Определенный контингент Linux-сообщества выступил против того, чтобы я принимал участие в подготовке этого мероприятия, утверждая, что я не в полной мере разделяю идеологию свободы. Даже писали об этом г-ну Столлману. Впрочем, таких явное меньшинство. Значительная часть разработчиков и пользователей прекрасно понимает, что пора уже выходить из “узкого круга революционеров”. Разумеется, я вовсе не против идеологии как таковой. Я только считаю, что крайне неразумно требовать ото всех без исключения пользователей фанатичной преданности идеалам СПО. Это может только оттолкнуть людей от Linux, ведь большинство из них не программисты, а представители других профессий и зачастую даже не понимают, о чем вообще идет речь. Я считаю, что Linux-сообщество должно консолидироваться вокруг действительно важных для социума вещей. Мы делаем одно общее дело, только каждый по-своему.

PC Week: На сегодняшний день ЦеСТ — самая заметная в России общественная организация, ставящая своей целью защиту разработчиков и пользователей СПО. Есть ли в ваших планах создание региональной сети?

В. А.: Откровенно говоря, нет. Но связано это вовсе не с тем, что мы сами стремимся к какой-то закрытости. Просто есть закон, регламентирующий деятельность общественных организаций в России. Сейчас наша организация имеет статус региональной. То есть действует в городе Москве. Раз в год нам предписано законом проводить общее собрание членов. Даже при существующих масштабах это уже связано с определенными затратами. А теперь представьте, что у нас открывается региональное отделение где-нибудь в Хабаровске. Привезти даже одного человека оттуда в Москву для участия в годовом собрании — это деньги, которые можно употребить на более важные и нужные дела. Мы стараемся быть прагматичными. Лишние организационные затраты нам ни к чему. Тем более, что реальной пользы от них никакой. ЦеСТ готов поддержать любую инициативу любого человека. Нам совершенно не важно, является ли он членом нашей организации или нет. Лишний формализм тут только мешает.

PC Week: Вы активно пропагандируете свободное ПО. А сами им пользуетесь?

В. А.: На домашнем компьютере у меня стоят Windows XP и Ubuntu 8.04, на рабочем — Windows XP и ALT Linux. Есть у меня еще и старый ноутбук, на который я поставил ALT Linux Lite. Система Windows мне необходима, поскольку имеется ряд программ, для которых отсутствуют аналоги под Linux. Например, я много работаю с печатными изданиями, которые перевожу в электронную форму. Так что без программы FineReader мне пока никак нельзя. Впрочем, уже известно о том, что идут работы по созданию ПО для распознавания текста, работающего под управлением Linux.

Пока без оценки
Отправить комментарий
КАПЧА
Вы человек? Подсказка: зарегистрируйтесь, чтобы этот вопрос больше никогда не возникал. Кстати, анонимные ссылки запрещены.
CAPTCHA на основе изображений
Enter the characters shown in the image.
Linux I класса
Linux II класса
Linux III класса
Счетчики
  • Самый популярный сайт о Linux и Windows 10
О Либератуме

Liberatum — это новости мира дистрибутивов Linux, обзоры, сборки, блоги, а также лучший сайт об Ubuntu*.